image

Эффект бабочки-Мария Акулова

Настя с детства знала: "Веселовы не сдаются!" Выгнали из танцевальной труппы? Не беда. Мама потеряла работу? Переживем. Приходится танцевать ночами в клубе? Могло быть хуже. Скоро все наладится - появится работа, трудовые будни в клубе "Баттерфляй" останутся в далеком прошлом, как и пристальные взгляды владельца этого места, которые так будоражат, или... Может, бабочка уже взмахнула крыльями, запуская необратимый механизм?

Эффект бабочки-Мария Акулова читать онлайн бесплатно

(Книга полностью)

Глава 1

 
Когда‑то Флора решила подарить Зевсу что‑то необычное. Богиня взяла чистоту раннего утра, свежесть горного ручья, хрустальный блеск прозрачной росы, красоту и благоухание всех земных растений и создала цветок, равного которому не было на всем белом свете. Зевс, увидев такой подарок, не удержался и поцеловал нежные лепестки. И – о чудо! – цветок оторвался от стебля и полетел. Так, по древнегреческой легенде, появились бабочки. (с)
 
***
– Соберись, Настенька. Просто соберись! – девушка встала со скамьи, приподнялась на носочки, а потом опустилась, чувствуя мандраж и отчаянную надежду на то, что у нее все получится. – Где наша не пропадала, правда ведь? – пытаясь подбодриться, она сжала руки в кулачки, направилась к полке, взяла в руки тюбик.
У геля приятный запах, но для танцора этот запах хуже горькой редьки. Стоит по раздевалке разнестись мятному аромату, окружающие тут же начинают улюлюкать, сочувственно интересуясь, что порвалось, растянулось или защемилось на этот раз.
Настя смело скрутила крышечку, выдавливая содержимое на кончики пальцев. Благо, сейчас улюлюкать было некому. В раздевалке, как и в зале, она одна. Она и эта чертова лошадиная мазь.
Девушка поставила ногу на скамейку, прикладывая пальцы к внутренней стороне бедра, а потом проводя вниз до колена. Настя очень тщательно втирала целебное средство в кожу, искренне надеясь, что это спасет ситуацию.
– Ну вот, – размазав остатки мази по ладошкам, девушка скатила полы шорт, натянула на щиколотки гетры, собрала волосы. Откладывать больше нельзя. У нее были два месяца на реабилитацию. И она почти делала все, что положено. Почти не напрягала ногу, почти не чувствовала, как тянет эту чертову ниточку‑мышцу. Почти ходила на прописанные врачом процедуры. Два месяца прошло, а значит, самое время попытаться…
Закрыв дверь в раздевалку, Настя прошмыгнула в зал. Знала, что в такую рань здесь никого не встретит. Петя придет только к одиннадцати, группа подтянется к половине двенадцатого. Все же суббота, всем хочется выспаться.
Уверенным шагом подойдя к станку, Настя уперлась в него руками, позволяя себе последнюю отсрочку. Она подняла взгляд вверх, посмотрела куда‑то вдаль. Туда, где на улице май, солнце и счастье, а потом представила, как через каких‑то двадцать минут счастье настанет уже для нее. Непременно настанет.
Настя с нереальной тщательностью и педантичностью разогревалась, прорабатывая каждое упражнение лучше, чем когда‑то в детстве на показательных уроках перед родителями. С опаской ждала того момента, когда… И потому оттягивала.
Но ведь вечно оттягивать не получится, рано или поздно придется посмотреть правде в глаза.
Подтянув коврик к зеркалу, девушка начала по миллиметру опускаться, давая ногам вольно скользить в стороны. Когда‑то поперечный шпагат давался ей куда легче, чем продольные. Когда‑то, а теперь…
– Черт, – правая нога снова подогнулась. Ненавистная ниточка‑мышца натянулась до предела, так и не дав сесть. Два долбанных месяца прошли зря.
***
– Ты чего так рано? – Петя облокотился плечом о дверной косяк, следя за тем, как девушка зло заталкивает форму в рюкзак.
Настя явно была слишком в себе, чтоб заметить, как появился парень. Стоило услышать вопрос, вздрогнула, а потом бросила на него растерянный взгляд.
– Тренировалась, – пожала плечами, продолжая трамбовать сумку, только уже не настолько яростно.
– И как? – молодой человек сделал глоток из картонного стаканчика, продолжая изучать взглядом стройный силуэт танцовщицы.
– Никак, – не считая нужным скрывать, Настя выдохнула ответ, а потом опустилась на скамейку, вскидывая на мужчину отчаянный взгляд. – Ненавижу себя за тот бросок. Ненавижу, – она непроизвольно потянулась к травмированному бедру, сжала на нем пальцы.
В памяти снова встал момент, когда все пошло не так. Она примчала на тренировку с опозданием, прямо с мороза направилась в зал, проигнорировала замечание Пети о том, что лучше б размялась, отмахнулась, посчитав это пустой тратой времени, а потом направилась к общей куче‑малой, чтоб тут же присоединиться к репетиции.
Присоединилась. Присоединилась так, что хруст был слышен всем. Оказывается, при растяжениях тоже может хрустеть.
Нет, в тот день она отработала до конца. Даже домой дошла, чувствуя лишь практически незаметную ноющую боль ближе к коленке, а потом была ночь… Ночь без сна, когда Насте казалось, она умрет от боли. В ход шли подушки, игрушки, она подкладывала под больную ногу все, лишь бы не приходилось ею шевелить.
Утром был травмпункт и радостное сообщение врача о том, что нога не сломана, а вот танцевать пока нельзя.
Настя расстроилась, мама тоже, Петя расстроился вроде бы больше всех, но заверил, что ничего страшного не произошло, заставил дать клятву, что Настька будет лечиться, а через две недели вернется огурцом.
Через две недели она вернулась… бревном. Травма не зажила. И как бы Настя ни пыталась это скрыть, среди своих не скроешь. Они‑то видят, когда кривишься, дергаешься от боли, закусываешь губу и элементарно не отрабатываешь так, как раньше.
Неделю Настя изо дня в день пыталась разработать болезную ногу, но лучше не становилось. Ниточка‑мышца не хотела сдаваться в угоду хозяйке, сопротивлялась, как могла.
В конце концов, снова был врач, снова его улыбка и радостное заверение, что все отлично, но лучше подлечиться. Два месяца. Два месяца без танцев.
Настя расстроилась, мама тоже, Петя расстроился вроде бы больше всех. Но раз врач сказал, что тут сделаешь?
Прошло два месяца. Сегодня все должно было решиться и, кажется, решилось…
– Тянет? – Петя подошел, опустился рядом на скамью, накрыл ее руку своей, сжимая болезное бедро. Со стороны должно было выглядеть интимно, но Асю не проняло. Сейчас бы ничто не проняло.
– Даже когда просто наклоняюсь неправильно, тянет.
– Влипли мы, Асёныш, – Петя допил кофе залпом, отставил стаканчик, а потом уставился в стену перед собой.
Это «мы» было приятным. Значит, ее не бросят. Аж не верится. Значит, дождутся.
– Что думаешь делать? – рука Пети соскользнула с ее ноги, парень обернулся, пытливо заглядывая в зеленые глаза.
– Я могу… Просто не все. Не знаю, можем попробовать чуть поменять схему…
– А смысл?
– Ну, я могла бы…
– Мы два месяца работали по схеме без тебя. Какой смысл сейчас ее менять? – Петя говорил буднично, будто о погоде.
– Хорошо, тогда не нужно менять, я попытаюсь…
– Настюш, – а потом парень взял ее руки в свои, заглянул в глаза, будто с досадой, будто участливо, будто собирался сказать что‑то важное, но неприятное, – не рви себе душу. Займись лечением. Как вернешься в норму – приходи. А пока мы отлично справимся без тебя, а ты без нас.
– Без вас? – во рту почему‑то почувствовался вкус горечи. – У меня еще детская группа.
Петя тяжело вздохнул, потом кивнул, вновь поднял взгляд таких своих искренних серых глаз на девушку.
– Света отлично справляется с малышней. Родители довольны, дети счастливы. Она сертифицированный специалист, а ты же только учишься… Да и вдруг еще больше травмируешься…
Горечь все так же пульсировала на языке. Все ясно. Света – сертифицированный специалист. А еще Свете очень не нравится, что Петя до сих пор не вытурил свою бывшую из труппы, и не забрал у нее деток‑дошкольников.
– Мне нужны эти деньги, Петя, понимаешь? – Настя склонила голову, изучая выражение лица бывшего. Сейчас и сама бы не сказала, как могла сохнуть по нему, мечтать о нем, а заполучив такое долгожданное внимание – пищать от восторга. Видимо, за последние два года повзрослела и поумнела что ли. Непонятно только, почему такая умная не разогрелась тогда.
– Понимаю, но что я сделаю? – парень развел руками, поднялся. Над Настей возвышался симпатичный брюнет атлетического телосложения с сочувственной неискренней улыбкой на губах.
А ничего, Петенька. Ничего не сделаешь. Это очевидно.
– Хотя бы группу, Петь. Пока буду искать работу.
Она и так в последние два месяца не приносила домой ни копья, а больше тратила на врачей и прочую лабуду. Мама молча давала нужные деньги, но Настя‑то знала, тратит бережно хранящееся в закромах на черный день.
Она предвкушала, как снова приступит к тренировкам не только потому, что, наконец, сможет танцевать, а потому, что в карманах снова заведутся деньги. Часть гонораров за выступление, оплата родителей за детскую группу.
А теперь… Скоро у Андрейки День рождение, они с мамой собирались купить ему такую желанную приставку, Настя даже хотела просить у Пети аванс. Вот только теперь‑то какой аванс?
– Настюш, ты же понимаешь…
Ни черта она не поняла. Хотя нет. Поняла, что здесь ей больше не рады. Ее травма оказалась неплохим предлогом выжить из труппы бывшую, которая сидела зудящей занозой в мыслях уже нынешней девушки.
Спасибо, Света. Удружила, услужила, а судя по тому, как пел Петя,
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 78
library_booksПохожие книги:
commentОставить комментарий (0)
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent